Новеллизация by Сергей Лактионов

Безносый, нимало не смущённый пристальным взглядом Леи, отхлебнул из кружки; после чего в свою очередь взглянул на девочку. Та невольно потупилась.

— Кажется, среди нас есть люди, которых не представили друг другу. — заметил консьерж. Лебон быстро оглянулся, словно только что вспомнил о спутницах, и пристыжено кашлянул.

— Да, точно. Лея, знакомься, это мой консьерж — Клод ла Грандж Кристофер Винер Дрейк Четвёртый, из рода Екширских-Дюмье. — Он повёл рукой в сторону девочки. — Клод, это Лея Ф. Она поживёт у меня.

— Угу. Очень приятно. — слегка настороженно буркнула Лея, не запомнившая и половины имени консьержа. Тот, похоже, догадался об этом, поскольку заметил:

— У меня много имён — зови меня тем, какое больше нравится. — С этими словами он вновь отпил из кружки. Лея шевельнула ноздрями и уловила крепкий запах кофе.

Как раз в этот момент до слуха наших героев донеслось нарастающее урчание мотора. В конце улицы возникло зарево автомобильных фар; спустя полминуты к дому подъехал чёрный микроавтобус обтекаемой формы. Казалось, конструктор машины намеренно старался избегать выступающих деталей — отсутствовали даже зеркала заднего вида. На капоте красовалась эмблема, начертанная белым и красным: в неправильный пятиугольник со скруглёнными углами были вписаны буквы «С» и «У». Автомобиль мягко притормозил у края тротуара; урчание мотора стихло.

— И снова у нас гости. — равнодушно прокомментировал Клод ла Грандж. — Сегодня просто день открытых дверей.

Дверца со стороны водителя открылась и на асфальт ступила девушка. При виде неё Лея тут же поняла, насколько сильно она ошиблась, посчитав наряд Фрае вызывающим. Эта особа была одета… точнее, раздета так, что своим видом могла шокировать любого. В особенности того, кто впервые очутился в Городе.

Девушка была стройной и хорошо сложенной; подтянутое спортивное тело и загорелая кожа свидетельствовали о неплохой физической подготовке и здоровом образе жизни. Всю её одежду составляли атласные трусики и бюстгальтер, левую чашечку которого украшала та же эмблема, что виднелась на капоте машины — «С» и «У» в пятиугольнике. На ногах — высокие сапоги-чулки. Никаких украшений, цепочек-колечек-браслетов и прочей женской дребедени не было и в помине. Что до лица загадочной незнакомки, то как раз его (в отличие от всего прочего) видно не было: голову и плечи девушки покрывал белый островерхий колпак с прорезями для глаз.

Боковая дверь микроавтобуса отъехала в сторону, явив взорам нашей компании ещё одну девицу, устроившуюся на сиденье салона. Одета она была так же, как и первая: то же бикини, те же сапоги, тот же колпак. Словом, обе девушки походили не то на танцовщиц-стриптизёрш из вечернего палаческого клуба, не то на возвращающихся с речного пляжа активисток ку-клукс-клана. Эти типы в Городе тоже встречались — впрочем, в большинстве случаев вели себя тише воды ниже травы. (Объяснялось это тем, что чернокожее население Города на добрую пятую часть состояло из настоящих колдунов — жрецов-унганов, грозных аборо-мангу, повелевающих мертвецами боккоров: связываться с такой публикой не рискнул бы никто в здравом уме).

— Лебон! Восьмая приветствует тебя! — Голос первой девушки, приглушённый тканью колпака, прозвучал сурово и почти торжественно.

— Дарова, народ! Как оно?!? — поинтересовалась вторая девица из автобуса. Тон её был развязным, как у какой-нибудь вульгарной старшеклассницы в сетчатых чулках, отирающейся возле клуба. После подобной реплики впору было выдуть пузырь из жвачки и звонко щёлкнуть им: впрочем, в колпаке ей было бы затруднительно это сделать.

Лебон приветственно кивнул обеим девушкам. Первая (хотя сама себя она, похоже, именовала Восьмой) приблизилась к нему на несколько шагов.

— Мы здесь чтобы сообщить тебе, что твой друг будет похоронен со всеми почестями. — молвила она. — Будь спокоен, он ушёл достойно.

— Не самая приятная новость, но все равно — спасибо. — проронил Лебон.

— Всё о’кей! Я — Пятая — говорю те! — безапелляционно заявила девица из машины. — Так что успокойся!

— Да-да, понял. Спасибо. — невольно улыбнувшись, поблагодарил парень. Ему уже доводилось пару раз общаться с Пятой, и он прекрасно знал, что на какое-нибудь более прочувствованное утешение она не способна в принципе.

Оглядев обеих девушек, Лея придвинулась поближе к Фрае.

— Слушайте, местные чем дальше, тем… уникальнее. — тихо сообщила она. — Это что за кадры?

— С этими ребятами не ссорься никогда. — полушёпотом предостерегла Фрае. — Служба утилизации: всё починят, всё уберут… и всех. Привет, девчонки! Давно не виделись! — Она махнула обеим девушкам рукой. Восьмая слегка кивнула колпаком в ответ.

— Здравствуй, Пятая! Не нашла новых пуговиц?- меланхолично поинтересовался Клод ла Грандж.

— Насчет пуговиц извиняй, братишка. — отозвалась Пятая. — Чё-то замоталась сёдня, поэтому не успела.

Клод лишь пожал плечами. Дескать, нет — так нет. Лея с сомнением оглядела Пятую. Пуговицы? Насколько ей было видно, обе девицы в пуговицах не нуждались совершенно ввиду почти полного отсутствия одежды. Оружия при них тоже не было заметно.

— Если они такие крутые, то чего ж они так… эээ…легко одеты? — шёпотом поинтересовалась она у Фрае.

— Это долгая история, потом расскажу. — вполголоса бросила та.

— На этом всё. — произнесла Восьмая. — Нам пора. — С этими словами она повернулась и зашагала к машине. Форменные трусики не прикрывали её аккуратных ягодиц — и стало видно, что левая украшена вытатуированной цифрой «8». Кем бы ни был неведомый дизайнер, создававший униформу Службы, у него явно были проблемы с контролем либидо.

— Да, кстати, Тео про тебя спрашивал. — не оборачиваясь, добавила Восьмая.

— Ладно, бывай. — кивнул Лебон. Забравшись в кабину, девушка хлопнула дверцей: двигатель тотчас заурчал. Стронувшись с места, машина быстро набрала скорость и в скором времени исчезла в дальнем конце улицы. Лебон проводил взглядом удаляющиеся габаритные огни.

«Странно, а ведь он действительно умер». Лицо старого друга вновь проступило перед глазами: парень опять почувствовал в груди свинцовую тяжесть, но сжимающей сердце боли уже не было. Слова Восьмой его немного утешили: по крайней мере, тело усопшего не достанется на съедение ночным тварям из трущобных кварталов и не попадёт на анатомический стол какого-нибудь подпольного вивисектора. Лучшее, что могут живые сделать для мёртвых — позаботиться о достойном погребении и сохранить о них добрую память. А если дело поручено Службе Утилизации, то можно не сомневаться, что всё будет сделано правильно. Пусть у этих ребят странностей выше колпака, но они своё дело знают: любое захоронение будет оформлено должным образом, и украшено правильным надгробием — будь то крест, обелиск, каменный идол или чаша с неугасимым пламенем.

Наступившее было недолгое молчание нарушил Клод. Допив одним глотком свой кофе, он многозначительно кашлянул, привлекая внимание.

— Мне, конечно, всё равно, но вы, может, внутрь пройдёте? — поинтересовался он. — Только ты, Фрае, как гость, сдай мне своё оружие.

Фрае Биороб недовольно поморщилась. Лебон поманил девушек за собой, и все трое поднялись по ступеням.

Изнутри подъезд и впрямь выглядел далеко не так шикарно, как снаружи. Никаких тебе ковровых дорожек, ваз и статуй на постаментах, портретов в рамах… Простые бетонные лестницы, оштукатуренные стены, лампочки в проволочных плафонах. С другой стороны, кошачьей мочой и куревом тоже не воняет. Похоже, при таком консьерже как Клод и впрямь не забалуешь. Лебон и Лея прошли беспрепятственно, а вот Фрае долговязый консьерж заступил дорогу, кивнув на пояс с пистолетом.

— Клод, я была здесь тысячу раз, а ты относишься ко мне как к простому гостю! — возмущённо тряхнула чёлкой Фрае. Судя по всему, ей категорически не хотелось расставаться с оружием.

— Да ты и есть просто гость! — Клод требовательно протянул руку. — Так что давай, без пререканий.

— Нам на второй этаж. — Лебон взял Лею за руку и они направились вверх по лестнице.

— Клод, ты просто зануда-параноик. — донёсся до них раздосадованный голос Фрае. — Потому у тебя и девушки-то нет.

Поднявшись на второй этаж, юноша и девочка остановились перед обшарпанной деревянной дверью с медной цифрой «3». Лебон порылся в карманах и достал ключи.

— Только, возможно, у меня нет никакой чистой одежды для тебя. — предупредил он. Ключ щёлкнул в замке и дверь отворилась. — Из душа порой только кипяток льётся, а потолок может обвалиться в любую минуту, но в целом всё неплохо. — В его голосе Лее почудилось некоторое напряжение: похоже, сегодня он никого не ждал и оставил жильё неприбранным.

Остановившись на пороге, Лея огляделась. Ну вот… Стало быть, здесь он и живёт?

Квартира Лебона состояла из одной большой комнаты с довольно скудной обстановкой. Справа и слева располагались две двери: одна была закрыта, сквозь вторую виднелась кафельная стенка, плита и угол холодильника. Кухня… Сбоку от входной двери пристроился неуклюжий платяной шкаф, рядом с которым на обои был прилеплен яркий плакат, изображающий фейерверк в ночном небе и соблазнительный изгиб девичьей спинки крупным планом. У дальней стены расположился вполне себе модернового вида диванчик, явно служивший хозяину постелью. Стеклянный журнальный столик перед ложем хранил на себе следы неубранного завтрака: пустая пластиковая миска, огрызок хлебной корки. Посредине столика уныло торчал засохший остов деревца-бонсай. Пол под столом был усеян всяческим хламом: пара пустых банок, измятые носки, обёртка от шоколадки… В углу комнаты высился торшер. На книжной полке над диваном пристроились три книги: ещё одна валялась на подлокотнике. Стену рядом с книжными полками украшал странный предмет вроде круглого осветительного плафона — только вот почему-то из чёрного матового стекла.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (5 votes cast)
Новеллизация by Сергей Лактионов, 10.0 out of 10 based on 5 ratings
Share

Новеллизация by Сергей Лактионов: 2 комментария

  1. С темпом развития истории в манге — придется ждать мангу, а не новые главы новеллизации))
    Ждем с нетерпением.

    Коллектив MM graphic.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Помогите посчитать, пожалуйста. *