Новеллизация by Сергей Лактионов Напечатать

Вступление.

…Закрой глаза и сделай шаг вперёд. Всего один шаг, не больше: этого вполне достаточно для тех, кто отправляется в Путь. Ничего иного им не остаётся: когда светловолосый безликий человек в белых одеждах и с пустыми глазами берёт тебя за руку и проводит в воздухе затянутой в чёрную перчатку ладонью, размыкая ткань мироздания – пути назад уже нет. И он уводит тебя за собой. Туда, откуда нет возврата.

Просто закрой глаза и сделай шаг.

Что видишь ты, когда твои глаза закрыты? Ничего кроме черноты. Но и эта чернота неоднородна: в ней различимы призрачные блики, размытые тающие сполохи, бесчисленные крапинки света на самой грани видимости. Всё это неуловимо меняется, проступает и исчезает во тьме. Но теперь, когда ты сделал свой шаг, достаточно лишь вглядеться в темноту, полную призрачных теней, чтобы увидеть

Ты – видишь?!?

О да, теперь ты видишь. Ты сделал свой шаг, и для твоего взора больше нет преград привычной реальности. Ты видишь, как бледные искорки во мраке наливаются светом, перемигиваются подобно звёздам, сливаются и распадаются, плывут в пустоте, складываясь в непостижимый узор… чтобы потом враз застыть – и обернуться россыпями бесчисленных огней. Огней большого города.

Бескрайнее море света, раскинувшееся под тобой, переливается и притягивает взор; огни тянутся во все стороны, до самого горизонта, где сливаются в сплошную полосу зеленоватого сияния, в котором прорисовываются тени дальних небоскрёбов. Уличные фонари, освещённые окна, неоновые вывески, подсвеченные рекламные щиты, видеобигборды – с высоты полёта ночной птицы кажется, будто паришь над ночным океаном и миллиарды глубоководных рыб поднялись к поверхности, неся на своих слепых мордах комочки света. Цепочки огней образуют контуры переплетающихся городских улиц.

Кое-где в этой немыслимой паутине видны чёрные прорехи и пятна: эти кварталы либо лишены освещения, либо разрушены в одном из бесчисленных конфликтов – либо населены теми, кто обитает под покровом ночи и не нуждается в электричестве. Сейчас, когда над городом сгустились сумерки позднего вечера и улицы залиты светом, это особо бросается в глаза. Луна, нависшая над городом, будто бы тщится своим зыбким молочно-зеленоватым светом поспорить с яркой иллюминацией.

Город раскинулся под тобой, разнородный и мерцающий, словно колоссальная короста светящегося лишайника на теле матери-земли. Он ли стремится тебе навстречу, ты ли падаешь в растянутые внизу тенета улиц – но вот ты уже стоишь на тротуаре, не успев даже понять, в какой момент завершился твой немыслимый полёт-падение.

Добро пожаловать. Это – конец пути.

Улица кажется зажатой меж стен высотных домов, нависших над тобой подобно железобетонным айсбергам. Вознесённые на высоких столбах фонари разгоняют вечерний полумрак: изломанная полоска неба высоко над головой меж крыш домов кажется угольно-чёрной, словно трещина в небосводе. Некоторые окна в домах ярко освещены, в них то и дело проскальзывают чьи-то силуэты; другие темны и слепы. Первые этажи отданы общественным заведениям: над входами и освещёнными витринами переливаются кислотным неоном светящиеся вывески. Похоже, все местные магазины, бары и рестораны придерживаются круглосуточного режима работы.

Прохожие, как ни странно, почти не обращают на тебя внимания. Кое-кто бросает косые взгляды, огибая твою недвижную фигуру. В их глазах – равнодушие, снисхождение, сочувствие, насмешка… всё, что угодно, кроме удивления. Похоже, этих людей совсем не изумляет факт твоего появления здесь…

Да полно, людей ли? Право же, далеко не всех окружающих с первого взгляда можно отнести к роду людскому. К примеру, вот эту – стройная женская фигурка, закутанная в струящиеся алые и золотые одежды, в сопровождении нескольких громил: красивое холёное личико выражает презрение, а на голове вместо шевелюры бьётся самое настоящее жаркое пламя. Или ту пару фигур в чёрных плащах с высокими поднятыми воротниками и надвинутых до подбородка широкополых шляпах, за которыми на ходу словно бы тянется шлейф чёрного, быстро тающего тумана. Или вон ту рослую девицу в обтрёпанной клетчатой курточке и кепке, из-под которой выбивается длинная чёрная чёлка: как странно разглядывает она тебя, раскуривая сигарету за столиком кафе – словно на тебя смотрит не человек, а оптический прицел снайперской винтовки…

Твоего безликого провожатого больше нет рядом. Ты волен идти куда пожелаешь. Тем более, что куда бы ты ни пошёл – ты всё равно останешься пленником этих тротуаров и стен. Вдоль по улице? Какая разница…

Улица тянется меж стен наползающих друг на друга домов, изредка прорастая в стороны тёмными переулочками и то и дело петляя. Тебе предстоит привыкнуть: в этом городе нет прямых улиц. Прохожие всё так же спешат мимо. Изредка проезжают автомобили; блики уличных огней маслянисто скользят по изгибам глянцевых корпусов. Над твоей головой вспыхивают и гаснут вывески; видеоэкраны мерцают с фасадов домов, пестря постоянно сменяющимися изображениями и рекламными сюжетами. Далеко впереди над нагромождениями домов высятся подсвеченные зеленоватым светом громады титанических башен-небоскрёбов. Где-то вдали завывает разноголосица сирен; навстречу проходит компания хохочущей молодёжи; из дверей ресторана по ту сторону улицы доносится отзвук тихой музыки. Ночная улица живёт своей жизнью, напоенной светом электричества и неона.

Но стоит свернуть в первый попавшийся переулок, миновать ещё пару улочек, пробраться узкой тёмной тропой меж сблизившихся стен, огибая контейнеры и разлезшиеся мешки с мусором – и оживлённая часть города остаётся позади. Как будто ты зашёл за изнанку пышных декораций на сцене театра и узрел облупившуюся фанеру, подпорки из досок, клубы пыли и паутины… Тебя обступают нескладные силуэты обшарпанных домов, скалящихся чёрными провалами пустых окон. Единственный на всей улице фонарь источает какой-то недобрый, мертвенно-зелёный свет. Поднявшийся ветер гонит по замусоренному асфальту обрывки газет, полиэтиленовых пакетов. Над канализационными люками поднимается зловонный белёсый пар, стелящийся над тротуаром. Это место – зловещее гетто, пристанище изгоев и отбросов, одно из многих. Лишь в некоторых окнах теплится трепещущий свет. На стенах домов то и дело можно различить какие-то жуткие, неряшливо начертанные рисунки: круги, пентаграммы, непонятные буквы, пронзённые стрелами человечки… Кажется, будто эти граффити нарисованы кровью.

В замусоренном переулке полыхает костёр, разведённый внутри ржавой бочки; несколько фигур с бледными до мертвенной белизны лицами греют у огня руки. Кто-то провожает тебя ненавидящим взором – глаза его слабо отливают зелёным. Один из дверных проёмов слабо освещён: на асфальте у входа расставлено с полдюжины свечей, горящих кроваво-красным пламенем и освещающих начертанный чем-то чёрным непонятный рисунок на тротуаре. Изнутри доносятся какие-то непонятные звуки, слабые смешки, шорох – и чей-то жуткий гнусавый голос, нараспев произносящий зловещие слова призыва. Ты ускоряешь шаг, стремясь быстрее пройти мимо.

А дальше, за третьим по счёту поворотом, начинаются настоящие руины. По сторонам от улицы вздымаются огрызки стен и груды колотого камня, давно заросшие травой и мхом. Здесь не встретишь ни единой живой души: лишь где-то неподалёку во тьме кто-то (или что-то) с тихим шорохом роется в мусоре, однако при звуке твоих шагов шорох тут же сменяется быстро удаляющимся топотом. Над улицей протянулись немногочисленные уцелевшие провода, с которых свисают трепещущие на ветру клочья полиэтилена. А выше – лишь бездонное ночное небо, усыпанное звёздами. Лишь в таких вот районах, лишённых света, ночью можно увидеть настоящие звёзды.

Впереди горизонт заливает далёкое призрачное сияние. Пройдя ещё с полквартала, ты выходишь на край обрыва. Внизу лениво несёт свои маслянистые чёрные воды река; волны играют россыпями цветных бликов от городских огней. Вниз по течению во тьме встают силуэты портовых кранов, похожих на скелеты вымерших драконов. По ту сторону реки виднеется насыпь, над которой тянется вознесённая на опорах колея монорельса. С тихим гулом по рельсу проносится скоростной поезд и в скором времени исчезает вдали.

А за насыпью вдалеке поднимаются уже виденные тобой силуэты небоскрёбов, контуры зданий и многоярусных автострад, расцвеченных неоновыми вспышками и утопающих в сиянии. В небе над городом, подобно дивному летучему киту, величаво проплывает подсвеченный снизу дирижабль. Издалека доносятся уже знакомые звуки: всё те же сирены, шум автомобилей, рокотание каких-то непонятных механизмов. Запустению и разрухе на этом берегу реки противостоит благополучие соседних районов – и точно так же с более дальними районами соседствуют убогие трущобы и руины.

Куда бы ты ни пошёл, в каком бы округе ни оказался – такую картину встретишь повсюду. Свет чередуется с тьмой; процветание – с нищетой. Всё здесь являет собой воплощённый в бетоне, стекле и металле контраст, не всегда заметный глазу. Неисчислимое множество улиц и переулков, парков и скверов, зданий, мостов, каналов, небоскрёбов, промышленных зон, особняков, трущоб… Всё это сворачивается в колоссальную спираль, подобно галактике из неисчислимого множества огоньков-звёзд.

Таково это место. Бесконечный Город на стыке миров. Попав сюда один раз, уже нельзя найти обратной дороги.

Город, откуда нет выхода.

Город, где нет обычных людей.

Здесь двое встретятся, чтобы расстаться…

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (5 votes cast)
Новеллизация by Сергей Лактионов, 10.0 out of 10 based on 5 ratings
FacebookVKTwitterВ закладки!

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

 

2 комментария

  • Кристофер

    Продолжения, вероятнее всего, придётся немного подождать =(.

  • admin

    С темпом развития истории в манге – придется ждать мангу, а не новые главы новеллизации))
    Ждем с нетерпением.

    Коллектив MM graphic.

Оставить комментарий


три × = 15